Форум » Flood » Думай Чувствуй Говори » Ответить

Думай Чувствуй Говори

Katrin Sheppard: Мысли. Эмоции. Хочется выговориться. Откровение. То, что хочется сохранить, но «думалка» для этого не подходит. О сокровенном. И давайте, пожалуйста, без флуда. Если сильно прижмет, то прячем в [more]. А лучше идем в «что делаем/думаем» и обсуждаем там.

Ответов - 240, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Veronica Campbell: Я помню только комнату и стул, и желтый свет над ним © кто-то, кто хоть однажды, будучи на портале liveinternet, просматривал известные цитатники не менее известных людей, наверняка находил такой пост, в котором говорилось о том, что "однажды я откопаю свои старые дневник, поставлю старые пластинки, открою старые контакт-листы, лягу в центр комнаты и заплачу". Пальцы сколзят по корешкам старых, купленных несколько лет назад, но так и не пролистанных дальше пятой страницы книг. Глаза скрыты под очками, которые тебе подарили твои дети, когда ты была вожатой в школе. В колонках старая добрая 5nizza, включена старая настольная, а не модная напольная, лампа. Полупустой холодильник, стены раскрашены фотографиями Тауэра и формулами физики, а на ногтях - бесцветный лак. Прошлого нет. Есть только настоящее. Сейчас. И немножко потом. И все так же стоящий в углу пылесос. Я прожил год без любви ©

Alessandra Castle: la déception. la déception, l'irritation, l'aversion. j'espère ce n'est pas si grave comme je le vois. qui vivra verra.

Alessandra Castle: какое сказочное свинство! © никогда не была сторонницей теории о том, что договориться можно с кем угодно, сейчас же лишь получаю этому очередное подтверждение. все всуе, все тщетно. убейте надежду, закопайте ее под старым дубом. у вас хорошее настроение, вы полны энтузиазма и желания идти на компромиссы и уступки ради счастья других? зря-а-а, ой, как зря. заканчивайте чувствовать себя счастливым и где-то даже альтруистичным - через пять минут придет тот, кто испортит вам и настроение, и наступит на горло вашему энтузиазму, ну, а альтруизм и вовсе разорвет в клочки. тщетны разговоры и попытки донести до другого живого существа то, о чем ты думаешь, что чувствуешь - он не слышит. классически так, слушает, но не слышит. потому что ни за каким чертом не сдались ему ваши компромиссы, потому что он хочет подчинения, тотального и безоговорочного, потому что мыслящее существо рядом ему не нужно, нужна собака, которая будет лизать руки и с умильной нежностью заглядывать в глаза. конечно, ты свободна, вот только не делай того, этого и еще вот этого. конечно, это не только для нас, это и для тебя тоже. тебе это не нужно? ну, что поделать. привыкать, привыкать нужно. а зачем тебе это? удовольствие приносит? нет, так не пойдет, ты должна заниматься вот этим, потому что у тебя Дар, Богом данный Дар. значит, так все будет? вот так? моя жизнь будет выглядеть таким образом, вы хотите сказать? да пошли вы к черту со своим "таким образом". подчиняться, ломаться, прогибаться я не стану. нет компромиссов - нет меня. срок - до нового года, потом я ухожу. и вот тогда меня уже не будут волновать никакие морально-этические вопросы и эфемерные рамки долга. до тех пор я буду кусаться, царапаться и брыкаться, чтобы хоть что-то изменить, но если нет - то нет. быть независимым - величайшее счастье. снова стать зависимым - настоящее горе.

Nesta Friend: Хочется выговориться. вот. точно. так и сделаем. меня_бесит_эта_х*йня. нет, ну серьезно, я еще никогда в своей жизни не чувствовала такое отвращение ко всему окружающему. меня надо ликвидировать от общества, серьезно, потому что гитлер по сравнению со мной - малыш в песочнице. у меня сейчас только одно желание. и это даже не вкусный тортик с клубникой, это даже не банальное выздороветь и наконец чувствовать себя здоровым, адекватным человеком, без каких-либо вечных проблем со здоровьем. я хочу взять пулемет и расстрелять всех к чертовой матери. стереть улыбки с этих тупых лиц... боже, они все похожи на клоунов, безмозглых, бесчувственных и лыбящихся, как хрен знает кто. а все почему? потому что, мать вашу, меня зае*ало то, что у меня в жизни всегда какие-то проблемы. ежедневно, ежесекундно, не было еще такого дня, чтоб моя голова не была занята ничем серьезным. ну вот честно. всегда что-то надо решать, надо что-то за кого-то исправлять, мучиться, мучиться, хотя хрен что получиться. и моя б воля - я б сегодня же сдохла. ну а что, все параметры для этого есть, жалко только, что температура слегка спала, ага, так не вовремя, только мы, бля, катафалк вызвали. а одной быть хорошо, да. потому что проблемы то, в основном, исходят от окружающих. они везде. и это притом, что я выхожу на улицу раз в 2 недели. нет, я, в принципе, привыкла, что у меня нет друзей и прожигать лучшие годы своей жизни в виртуальном мире - это очень хорошо. но даже здесь я по уши в говне! спрашивается: за какие такие грехи? и если, в конечном счете, меня собьет грузовик, я провалюсь в люк, утону в реке или у меня банально обнаружат рак или какую-нибудь там опухоль мозга, я не удивлюсь. и поняла я это сегодня, когда мои опять начали панику. ах, какой пассаж. тост:
 за нашу смерть! пусть для наших родственников она будет несвоевременной и крайне неудобной!да-да-да. жизнь - дерьмо, и все мы сдохнем. точнее, все умрут, а лично я сдохну, да-да, я одна из этих счастливчиков. upd: разговор минуту назад: - сегодня ты ничего не ешь, пьешь только воду. - по-твоему, мне надо сдохнуть от голода? - да, да... то есть нет. что и требовалось доказать.

Shaitan Barrett: я вообще загородом и меня не должно тут быть и это выбивается из общего ряда написаного здесь но я не могу не поделиться с вами тем,что купаться голым охренительно! а еще лечь на спину и смотреть в бездонное ночное небо с яркими звездами спасибо

Alice Liddell: только ролевик понимает ролевика почему моя мамаша так негативно относится к моей любви писать почему ее бесит, что я пишу посты, что вообще сиж уна ролках я не люблю гулять не люблю смотреть телевизор потому что по нему все равно показывают всякую хрень я делаю то что мне нравится так почему мне это запрещают делать? почему мне не дают заниматься любимым делом... ведь я неограничиваю ее в чем-то короче это просто бред тупо бред который мне придется пережить я все равно буду писать все равно буду на ролевых потому что люблю и потому что хочу быть тут

Alessandra Castle: у меня очень хорошая память на цифры: я легко запоминаю дни рождения, даты экзаменов, номера телефонов, но я не люблю помнить даты смерти, и потому мой мозг отказывается их запоминать. два года. сегодня два года. ты знаешь, я не ведаю, если ли жизнь после смерти, заселяется ли душа сразу в новое тело или исчезает бесследно, но мне приятно думать, что ты где-то есть. мысленно улыбаться тебе, вспоминать обрывки наших разговоров и слышать это твое передразнивающее "папозже". мне наплевать, есть ли жизнь после смерти. я по-прежнему люблю и помню тебя. Вечный круговорот жизни. Круг перерождений. Новая жизнь. Красиво звучит, да? Время смерти: 16:10 25 августа 2008года. Три дня спустя её дня рождения. Три дня назад я слышала её голос. Поздравляла. Желала каких-то милых глупостей и главное, чтобы здоровье не ухудшалось. "Лучше оно, к сожалению, никак не станет, но главное, чтобы хуже не становилось", - говорила я. - "Люблю тебя очень. Ну всё, пока. Целомкаю тебя". Время смерти: 16:10 25 августа 2008года. И всё. И больше нет ничего. И больше ничего уже не будет. "История циклична, меняются только детали". Все правильно, меняются только детали. В этот раз я хотя бы успела поговорить по телефону. Нет, не попрощаться, но услышать голос. Сказать, что люблю. В этот раз чуть-чуть легче. Я не испытываю чувства вины за то, что не успела попрощаться. Время смерти: 16:10 25 августа 2008года. Я шла по набережной реки Мойки и разговаривала по телефону, спрашивала о её состоянии, о прогнозах. Свернула на Гороховую, а затем на Казанскую. В этот момент она умерла. Я не знала. Я расстроилась из-за прогнозов, доехала до супермаркета, купила бутылку Матрини Экстра драй - очень захотелось напиться - и полезла в маршрутку. Телефон, беззвучно завозившись в кармашке сумки, на маленьком экране показал фотографию совсем не того человека, от которого я ждала звонка. В этот момент я уже знала, что услышу. "Мелкая... тебе нужно будет приехать". Дрожащий голос взрослого сильного мужчины. "Я перезвоню тебе". Безэмоциональный мой. Двадцать минут до дома. Маска на лице. Фарфоровая, трескающаяся по краям, уже не спасает. Дом. Телефон. "Она что..? Да..?" - "16:10...". Конец разговора. Вой. Я бы соврала, если бы сказала, что не боюсь смерти. С ножом у горла - боюсь, с парашютом вниз - нет. Но есть смерть, которая приводит меня в состояние ужаса, паники, почти безумия - смерть близких людей. Бутылка мартини стоит непочатая. На столе кружка обжигающе горячего чая с лимоном. Я плачу. Глотаю слёзы и крики. Сегодня можно.

Ariadne Stauffenberg: так и хочется себя глупо процитировать оттуда, где все началось... наверно просто так и сделаю, просто вырежу все что сказала сама, отчего на душе погано и от чего слезы по щекам рекой. никогда такого не было, когда разговор заходил о нем, вообще никогада, наверно все же хочется... чтобы был папа. а все начиналось как просто разгвор о детях... - вот у них этот случай, но несколько уже угроз развода, по мне это не шутки и совсем не здорово. больше всего в жизни наверно теперь боюсь двух вещей, во вперых этого глупого одиночества их которого пока не выбралась, только благодаря друзьям и ролевым держусь на плаву, а второй вещи это потерять того человека от которого будет ребенок.. честно, не хочу чтобы у него была моя судьба, не хочу чтобы остался без отца, это тяжело, вот мне сейчас хреново, сильно, но я ничего поделать не могу, это было аж но 14 (наверно) лет назад, мне не все равно далеко, просто... иногда охото чтобы у мамы был муж, а у меня папа. всю свою сознательную жизнь никого так не называла, а хочется, сильно. все я разчувствовалась, как Маша говорит, надеваю маску сучки - все это печательно... и когда ребенок без отца или матери - очень плохо. особенно когда бросают... - серьезно, раньше никогда не говорила об этом так... вообщем кричаще. мнепочему то всегда было глубоко плевать, ушел и ладно и без него вроде не плохо, а как посмотришь на семью моей подруги, родители прикольные вместе уже 19 лет, и Наська у них чудо девчонка, художница и так далее, и так охото, чтобы бах и папа на машине забрал откуда, бах в чем то помог с проблемами, просто что-то сказал... так такого нет совесм... я даже видела его хз когда последний раз... обидно. - просто знаю я одну пару, им уже за тридцать, есть дети от первых браков. они как бы были вместе, но официально отношения пока не оформляли. Потом девушка забеременела, и они устроили свадьбу, чтобы у ребенка была полноценная семья... то есть они и так рано или поздно поженились бы, просто ребенок стал катализатором) - согласна, но кто знает что у других на уме. ведь не все любят друг друга и ребенки часто случаностью являются, вот такие пары меня реально волнуют и такой парой не хочется стать самой.

Nathaniel Kaufmann: А знаете что, мы все - довольно-таки неплохие люди, если смотреть с точки зрения христианской морали, но черт побери, почему все полностью отдают себе отчет в своих поступках, но им на это плевать? Когда вас пожирает гнев, и уже ничто не остановит, когда вы зальете этот асфальт кровью, можно просто попросить у небес прощения, только бы снова стать человеком. Искупление приходит через смирение, одна боль не лечит другую боль. Неужели для спокойствия вам достаточно знать, что враги несчастны? Есть люди, которым живется намного хуже, чем вас, и ужасно больно знать, что миру попросту все равно, и через это придется переступать, с этим придется жить, это придется видеть. Так и рушится мироздание. Было добро и зло, стали сильные и слабые. Просто помогите им. Если вы решите, что давно победили гордыню, то это же и будет очередным посевом, вы уже проигрываете, и чем дальше в этом заходите, чем выше поднимаетесь к мнимой дороге победы, тем больнее падать - будете лететь, пока не разобьетесь. На что бы мы ни обратили взгляд, везде подстерегают искушения, и, конечно, это не надпись яркими красными буквами, это далеко не всем заметно, но не опускайтесь до блядства. И не прикрывайте свои деяния словами "заниматься любовью". Нет такого словосочетания. Любовь - не вещь, с ней ничего нельзя сделать. И простите, но когда вы чувствуете тепло любимого человека и когда кончаете внутрь чьего-то тела - это совершенно разные вещи. Никогда никого не жалейте. Просто аналогия. Жалеют жалких. Больные, несчастные, одинокие, непризнанные. Не делайте им ещё хуже, все же все это чувствуют, ваша жалость - плевок в лицо. Любите людей. И будут любить вас. Что касается себя... Я соблюдаю эти правила, и живется мне неплохо, но страдаю вещью не менее серьезной, из-за чего шансы попасть в Ад ничуть не уменьшаются. Я погибаю под пластами уныния. Я не вижу жизнь. Может, у нее есть запах, например, шоколадный торт, который я так обожаю, или мой любимый бензин, а сам-то аромат далеко не приятный. Какие у нее цвета? Может быть, пока я пишу этот текст, появился новый цвет радуги? Есть ли у жизни голос? Я все это не знаю. Свою жизнь я бы с радостью подарил тому, кто в ней больше нуждается. Но это от меня не зависит. Эта жизнь мне нужна. И мне просто нужен человек, который вдохнет её в меня, а я никогда и ни за что не отпущу.

Evelyn Creed: Человеком быть безумно круто. Человеком быть хорошо, не спорю. Но на денечек, хотя бы на один денечек одолжил бы мне Джон Престон из Эквилибриума тот самый препарат, что лишает человека всяческих эмоций. Потому что мне необходима разгрузка, мне необходимо забытье, мне необходимо избавиться от всех эмоций. Всего лишь на день. Какой-то жалкий денек, который стал бы для меня самым счастливым за последнее время. Денек без раздражения, без суеты, без мрачных мыслей, вызванных, что странно, светлыми чувствами, без нелюбви к самой себе и порой даже окружающим. Возвращаются мои склонность к депрессиям и легкая мизантропичность. Возвращается целый список этих тупых фобий, безумно глупых, мною столь ненавистных. Возвращаюсь прежняя я. Боже, избавь. Я не хочу снова стать такой. Я хочу быть нормальной, жизнерадостной, я ведь так люблю эту временами дебильную жизнь. Но, черт возьми, я так устала верить в то, что «все будет хорошо», я устала просыпаться каждое утро и чувствовать, как сквозь неестественную, силой натянутую на себя улыбку, продирается какая-то часть меня, явно растущая и нещадно поглощающая своим негативом все то, что осталось от прежней троицы – вера, надежда и, чтоб её, любовь. Хочется завыть на луну, которая все равно меня не услышит. А кто услышит? Разве что только какой-нибудь больной волк, отбившийся от стаи. Был бы волк человеком, мы с ним, наверное, нашли бы общий язык. А так, я бы и не хотела, чтобы кто-то из тех людей, что в скором времени вновь начнут ежедневно плясать вокруг меня на торжестве лжи, слышали. Слишком много чести. Слишком много они от меня уже слышали. Слишком много хорошего, искреннего, светлого. Гораздо больше, чем плохого. Мама любит повторять, что все возвращается вдвойне. Мне не возвращается даже половина из того, что я отдаю. Наверное, где-то там, на обратном пути стоит какой-нибудь весельчак, решивший развлечься. Или же ту дорогу завалило камнями. Зато дорога, по которой движутся неудачи, естественно, открыта. Вперед! Я уже привыкла. И почему единственный человек, который может в каких-то ситуациях меня понять и поддержать, которому, как мне хочется верить, я не безразлична или не просто нужна так… ради чего-то, игры, например. Почему этого человека я могу видеть только сквозь слова, поставленные в чуть ли не идеальном порядке, или же по веб-камере? Это же, блин, так нечестно. Я устала. Надеюсь, это скоро пройдет.

Evangeline Crawley: Первый случай, когда я, ещё не создав персонажа и ещё не успев его потерять после долгой и красочной игры, сижу с мокрыми глазами и чувством опустошения внутри. Первый случай, когда я с первой мысли о нём, так воодушевилась и почувствовала, что вот оно – то, что я искала. Первый случай, чтобвасвсех, когда я за один вечер почти закончила огромную анкету, анкету, которая насквозь пропитана моими чувствами, моей искренностью, моей душой, моей любовью к образу. И первый случай, когда этот *сжимает кулаки* компьютер выдает мне какую-то ошибку и закрывает файл, не сохранив его! Это издевательство? Я настолько… настолько расстроена и разбита(приплюсуем усталость), что просто не могу все начать заново. Это мне сейчас кажется нереальным… Нереально воспроизвести все слово в слово, а эти слова были расставленны в таком идеальном порядке, они были так прекрасно подобраны. Глупо? Не причина для слез и волнений? Если мне кто скажет эти слова сейчас, клянусь, разорву на мелкие кусочки.

Kylie Silverstein: слегка обидно. совсем чуть-чуть обидно такое отношение ну, знаешь, когда человеку пытаешься сделать что-то хорошее но остается осадок того что он не замечает когда у тебя хорошее настроение а вот тут бац и этот осадок его портить когда ты пережив целый день боли зубов, глаза, виска, скулы вообще всей правой половины лица, плюс уставшая сонная и еще черт знает с какими больными местами садишься что-то писать радостная надеясь на что-то другое а тут такое в то же время ниче такого наоборот все вполне естественно но тебе неприятно и ты жуешь этот чертов бутерброд морщясь от боли в челюсти пытаясь не накручивать себя уже в который раз кажется я предупреждала что со мной невозможно подолгу общаться или да я понимаю много дел появилось но все равно вместо того что бы просто просматривать от нечего делать каких-то актрис сложно написать простое "привет"? или же предупредить что не можешь взять перса, ведь я вкладывала частичку себя в свою анкету и в то что делала в фотошопе а в итоге а в итоге не получу я своей любимой пары это ничего я все понимаю но все равно совсем чуть-чуть неприятно

Evelyn Creed: [center]прости меня не хочу тебя терять и я посылаю к чертовой матери эту гордость[/center]

Yolanda Davies: я никогда настолько сильно не собиралась обнажиться перед такими...красиво обнаженными людьми. ты меня промолчи, если однажды спросят.(с) я взяла ее имя, я забрала ее имя. если бы было можно я бы и Ольгой здесь обозвалась, все лишь бы чувствовать ее присутствие рядом. Молчание напрягает, больше конечно меня, потому что все ее мысли не обо мне. О другой, о той, что когда-то ввела ее в транс и теперь доставляет боль, даже спустя три месяца после своего исчезновения. Я бы убила ее за такие вот больные синяки на Олиной душе. Если бы только была возможность найти в этом огромном, больном израненном городе ее. Я бы нашла, я бы все пустила и нашла бы, только что бы я ей сказала, себя осекаю в последний момент. Кто я для той у которое имя, как скала - гордое и сильное? что я могу значить для нее своими электронными письмами? Что если не 0.

Lorraine Garland: выбросить сжечь растерзать убить такое чувство, словно весь день мне мозги насиловали, а потом сыграли на них в покер и, мать его, продули какому-то ловкачу. и привычные приемчике по "очистке и ликвидации" не прокатывают. хоть иди и костер разводи, чтобы сжечь все эти открытки игрушки плюшки. потому что сил смотреть на "груду мусора" с неоновой вывеской его имени нет никаких сил. да и желания, если честно, тоже нет. какая-то паршивая история вышла с бредовой развязкой. Интересно, что задевает сильнее, что не я первая дала деру или... ага, ясно. стоит припомнить слова нашего философа и отправить благодарственное письмо за этот, несомненно, бесценный опыт

Yolanda Davies: почему у меня присутствует это поганое чувство, которое дергает меня за желудок, разводит по моему телу, а особенно в районе живота, эту сковывающую тошноту..как это называется, и почему я его чувствую, когда вижу этот поразительно милый кулон в сердце, который мне подарили с не тонким намеком на продолжительное будущее и совместную постель. ах да, это чувство из серии: вина, муки совести и прочие людские страдания, связанные с тошнотой и предчувствием неизбежного скандала. с трех часов ночи я ненавижу рестораны, официантов с именем Тимур, красное вино и свободные туалеты. Меня на баре запомнили по четырем кружкам кофе, двум чашкам жасминового чая, стакану колы и разговором о Вербере, о любви и о сексе в самолете, туалете и дома. я в судорогах удовольствия шептала, что я не_верная, что я люблю Ольгу, я люблю Рыжую и он так подходит под мое черное платье своими черничными глазами, что если бы не его смена, я бы попросила его довести меня до дома и снять с меня туфли; блядь, я же оставила ему свой номер телефона. слова, которые слетали с его губ звучали даже не обидно: - ты дура, ты сумасшедшая и истеричная дура, которая и сама запуталась в закутках своего мозга. Тебе нужно много любви, заботы и людей вокруг тебя. Я тоже буду этим кругом, цепочкой из живых сердец, потому что не удержусь и позвоню на твой номер, который заканчивается цифрами двумя восьмерками, как и год в котором я родился. - я не верная, Тим. - я звено твоей цепочки с двенадцати часов ночи.

Nathaniel Kaufmann: За автоматными очередями из цинизма и презрения, атаками волнения и непонимания, внутри меня скрывается та сторона, о которой все знают, но почему-то им все равно, что мне тоже может быть больно, и это сродни инъекции нестерильным шприцем, который разнесет отраву по всем кровеносным сосудам. Да, я уже давно взрослый человек, о чем и паспорт говорит, но... Вы посмотрите на мои желания, нарисованный идеал совершенного мира! Я же большой ребенок. Я наивен, из-за чего связать меня обещанием - это затея, имеющая сто процентов успеха, и ведь если меня потянуть за мечту, то оторвусь с места и пойду куда угодно. Я верю, ведь тогда кто-то поверит в меня, а дальше мы с тобой вступим в схватку с целым миром, и даже не совсем схватку - просто бунтарское восстание, ведь мы имеем право жить, как говорит сердце, как сулят надежды, как хочется душе, и неважно, что в мире так мало идеала. Я нереально нуждаюсь в любви. Мне неважно, какие у вас особенности биографии, хоть они сейчас у многих и весьма порочащие, неважно, чего вы хотите, абсолютно все равно, сколько вы знаете. Я просто хочу любви и понимания. Неужели это так сложно? Неужели всю жизнь меня будут променивать на тех, кому это ко всем чертям не нужно, и в этом мире их в самом деле все устраивает? Неужели не будет того человека, который с храбростью военного генерала будет выносить мои срывы/страхи/предрассудки/мнительность, просто скажет, что все будет хорошо? Нет. Это всего лишь мечта. Не более и не менее. Каждый волен жить так, как ему вздумается. Поэтому бейте в сердце наповал, смейтесь звонко, рот не прикрывая, убивайте в спину. Мне уже просто все равно.

Nathaniel Kaufmann: Уважаемые дамы и господа! Вы искренне мечтаете солгать, но что-то вам мешает, так как у вас недостаточно опыта в этом деле, и будет невероятно обидно, если первый блин обернется комом, и останутся лишь сожаления? Вы действительно хотите солгать, но боитесь, что история, которую вы так долго и упорно сочиняли, вложили столько сил, сразу выдаст ваше вранье с головой, а вам останется только рвать на голове волосы, ведь вы ещё немножко не додумали, и это стало причиной вашего провала? Вы в самом деле готовы солгать, ибо вы подчеркиваете в вашей мотивации спасение и самоудовлетворение, и по-другому никак нельзя, иначе вы рискуете оказаться на колу вкупе с вырванным языком? Ваши проблемы решены! Мы предлагаем вам уникальную возможность - говорите правду! Смотрите, как у других расширяются глаза от такого резкого и нежданного ошеломления, как они недоверчиво щурятся, как внимательно слушают ваше сердце и удивляются, как один удар в точной последовательности повторяет предыдущий, взывает последующий, ни капельки не дрожит, а сказать просто нечего. А вам будет выдано право неудовлетворительно себя вести и презрительно смотреть свысока просто потому, что вы чуть-чуть лучше, чем они. Они падут, ведь правда - это единственное, что никогда им добровольно не покорится, и приятно чувствовать, что вы хоть немного, но более живые, чем они все. Наслаждайтесь!

Delilah Phlox: в голове кучу мыслей. настроение как-то не такое радужное, какое было утром. я завидую подруге. завидую бело-черной завистью, которая съедает меня изнутри. хотя я рада за нее(конечно, как не быть рада, когда к ней приехал самый родной человек - мама). моя со мной не разговаривает уже около трех дней(а, может и больше). я понимаю, ей сейчас не легко. как тогда, когда умерла бабушка. но, почему-то зависть меня доводит до того, что я не хочу с ней общаться. не хочу читать ее радостные сообщения. они как нож в сердце. и еще огорчает, что один форум разваливается на глазах. не хочу. сейчас я себе напоминаю маленького, капризного ребенка, который не получил какую-то желанную игрушку, которую просил уже очень давно.

Gabriella Armstrong: я построю себе воздушный замок из горького шоколада и печенья я запрусь там ото всех и на секунду представлю что все хорошо что праздную это с друзьями что мне не все равно я люблю притворятся да говорить что мне самой не нравится что не люблю я шумные праздники потому что не люблю когда много людей я не вру нет но просто я ведь помню как у нее празднуют. мама, папа, сестра и другие. много-много друзей и родных, телефон звонит весь день, много подарков и стол накрыт такой что прямо глаза разбегаются и еще я помню как было обидно что ей отец может простым обычным вечером принести там какую-то побрякушку а мне нет это все детство это не я маленький ребенок решил покапризничать и построить себе воздушный замок из молочного шоколада и печенья но меня туда не пускают почему-то ненавижу этот день как и другие праздники потому что ожидания чего-то традиционно-чудесного никогда раньше не сбывались, как правило. а маленькая толика надежды все равно остается. на чудо а его все нет и нет странно



полная версия страницы